«Солидный адвокат»

Всем известна поговорка о том, что «встречают по одежке». Конечно народная мудрость справедлива и по отношению к представителям адвокатского сообщества, где имидж адвоката, его внешность и солидность играют немаловажную роль, в том числе в деле привлечения клиентов. Поэтому многие адвокаты озабочены тем, чтобы производить на окружающих впечатление специалиста, который в правовом поле может если не все, то по крайней мере многое. И некоторые из моих коллег на данном поприще достигают таких грандиозных успехов, что свет ореола их великолепия начинает греть других адвокатов.

Так, однажды ко мне обратилась совершенно обескураженная Ш., искавшая адвоката, который сможет противостоять другому, по ее мнению, очень сильному адвокату. Как оказалось, после трагической смерти матери и отчима, Ш. приняла оставшееся после них наследство, которое они ей оставили по завещанию, а именно жилой дом и соответственно земельный участок под ним. Ш. не только приняла наследство путем оформления всех юридических формальностей у нотариуса, но и реально вступила во владение имуществом, стала им пользоваться как полноправная хозяйка. Но размеренное существование моей доверительницы было нарушено казалось-бы случайной встречей в суде с адвокатом, сообщившим ей, что им против нее собираются документы в целях подачи иска с намерением отсудить унаследованное ею имущество. Непонятно на чем строился расчет такого сомнительного с точки зрения адвокатской этики заявления, но эффект «грома среди ясного неба» был достигнут. Неожиданность новости была усилена тем, что заявитель произвел впечатление человека, который может решать судебные вопросы в свою пользу. Психологический эффект был достигнут не только благодаря внушительным физиологическим параметрам их обладателя, соответствующему голосу и авторитетной манере разговаривать, но и благодаря таким мелочам, как приветственные рукопожатия с судьями и работниками суда, и даже некоторой фамильярности в разговорах с ними. Как результат этой встречи, Ш. стала искать адвоката и обратилась ко мне, Шарафутдинову Рамилю Фанавиевичу, с просьбой защитить ее от юридически организованного посягательства на ее имущество.

Анализ получения Ш. наследства показал, что в деле имеются только некоторые недочеты, скорее технического плана, которые при должной организации их использования могли бы придать небольшой вес требованиям о признании недействительным выданного свидетельства о праве на наследство. В целом же юридическая сторона получения наследства не вызывала особых нареканий, и намерение его оспорить удивляло, т.к. перспективы удовлетворения таких требований практически отсутствовали. Тем не менее, такой иск был подан. После нескольких судебных заседаний, посвященных преимущественно разрешению разногласий различного процессуального характера, суд пришел к предсказуемому решению – в удовлетворении иска было отказано.

Возникает вопрос: что это было? Причин подачи иска конечно может быть множество, в том числе и юридическая ошибка лица, дававшего правовое заключение обратившемуся за юридической консультацией. Однако, полагаю, не последнюю роль сыграла и солидность адвоката истцов, которая внушала надежду одной стороне и опасения – другой. В результате возник судебный спор одних, полагавших, что за ними адвокатская сила, и других, считавших, что их дело правое. Победил не имидж, а правда и закон.

Мне, как адвокату, нет особых причин гордиться успехом в этом деле, как и тем обстоятельством, что чужой имидж фактически предоставил мне клиента. Но все-таки это дело представляет ценность тем, что оно на практике показало, что те, кто создают в сознании окружающих искусственный образ успешности, должны им пользоваться очень рационально и умело, иначе он может погубить репутацию.

Удачных Вам встреч на жизненном пути!